Меню

«Черный хлеб» — светлая полоса нечерноземья

Татьяна Лебедева 11 декабря 2014
Татьяна Лебедева

«Черный хлеб» — фермерское хозяйство в Тульской области и одноименная торговая марка, созданная в 2012 году Павлом Абрамовым. В хозяйстве выращивается семь видов злаков, включая полбу, рожь, пшеницу, овес и пр., а также существует собственное мукомольное производство. Полный цикл производства сертифицирован как органический российской системой сертификации «Эко-контроль».

cherny khleb 01

В ноябре на полях Тульской области кроме тоски ничего не разглядеть, поэтому сразу по приезде я оказалась в закромах «Черного хлеба». Открываются тугие двери зернохранилища, а там, на голом бетонном полу, зябкими горами лежат они, родимые — пшеница, рожь, полба… Жидкий серый свет, злаковые горы тянутся к унылому холодному потолку, никакой тебе паляницы дров, холщовых мешочков иль другой привычной деревенско-хипстерской эстетики. А мне ж завлекательные фотки нужны, иначе вы читать не будете.

Но Екатерина Михайловна, агроном «Черного хлеба» с таким задором рассказывает про то, что это вон овес голозерный, а там рожь, а здесь – спельта (в первый раз посадили!), а вот лежит наша любимица — полба, что мне стыдно демонстрировать свое журналистское уныние. Я вовсю пытаюсь включиться в этот задор, хотя у меня все равно не получается отличить голозерный овес от посевного. Подхожу к горе полбы, беру зерно в руки, пересыпаю из одной в другую – и начинаю ощущать странную теплоту. Почему-то приятно вот так пересыпать зерно из руки в руку – неужели крестьянские гены просыпаются?

cherny khleb 03

В это время Екатерина Михайловна с чувством рассказывает про полбу – исконно русский злак, который она, агроном с многолетним стажем, узнала и полюбила всего лишь два года назад, придя на работу в «Черный хлеб» — хозяйство волейболиста Павла Абрамова.

Согласитесь, ситуация не без абсурда? Профессиональный спортсмен, призер Олимпийский игр в Афинах и еще много чего призер и чемпион приезжает в Тульскую область и открывает местному агроному не только полбу, но и целую бездну нового в сельском хозяйстве, потому что решает создать фермерское хозяйство, сертифицированное по правилам органического земледелия.

Вот не будь Павла Абрамова, когда б Тульская земля, не говоря уже о москвичах, узнала полбу, которую ел залихватский пушкинский Балда? Теперь полба стала доступной каждому хипстеру, и, к сожалению, пока только ему и близким социальным группам.

Екатерина Михайловна и Павел Абрамов, "Черный хлеб"

Екатерина Михайловна и Павел Абрамов, «Черный хлеб»

«Я проращиваю, например, полбу, — говорит Павел Абрамов. — Купил проращиватель — и ем, это вкусно, сытно, но нужно заморачиваться. Биопродукция малодоступна, неудобна. Мало где есть. Если бы можно было так просто пойти купить, я бы купил — я готов заплатить. Но, к сожалению, проблема в доступности.»

На мой вопрос о цене полбы и других биопродуктов, которая, сами знаете, может быть и в два и два с половиной раза дороже цены обычных продуктов, Павел Абрамов отвечает:

Павел Абрамов (далее — П.А): Я готов заплатить эту цену, потому что знаю, что разница огромная. Можно начать рассказывать про технологию производства «натурального» зерна с того, что 99% посевного материала протравливается перед посевом. Протравливается – значит стоит бочка с ядохимикатами, и через эту бочку прогоняется весь семенной материал, который после этого загружается в сеялку и попадает в землю. Можно с этого начать и этим закончить.

Татьяна Лебедева (далее — Т.Л): Ну вот у вас работает Екатерина Михайловна. Она ведь агроном. И, наверное, она всю жизнь спокойно протравливала, потому что все всегда знали, что по-другому не вырастет.

П.А: Совершенно верно. Когда я начинал только это предприятие, я говорил: «Екатерина Михайловна, мы будем заниматься производством зерна, но протравливать не будем». И она отвечала: «Павел Сергеевич, вы рехнулись, что значит, мы не будем протравливать? Ничего не вырастет у нас». И это была первая проблема, с которой мы столкнулись – никто не верил, что вырастет без ядохимикатов, без минеральных удобрений, как минимум. Это то, что применяется повсеместно. Даже у кого нет денег на минеральные удобрения, уж посевной материал-то как-нибудь… бочку, там, у соседа попросят… протравят. И это называется «натуральная продукция».

Екатерина Михайловна, агроном "Черного хлеба"

Екатерина Михайловна, агроном «Черного хлеба»

 

Т.Л: И тем не менее ваша полба, в которую Екатерина Михайловна сейчас влюблена, выросла. Когда она поняла, что по-другому можно?

П.А: По итогам первого урожая. Мне тогда повезло сделать правильные шаги в этом отношении: сначала я ей дал прочитать литературу, которую сам тогда читал. Овсинский, Мальцев, другие авторы, которые пишут про бесплужное земледелие (помимо того, что мы не протравливаем, мы еще и плуг не используем, стараемся обрабатывать почву на 5 см).

На самом деле, экологические стандарты основаны на принципах природосообразности. Экологическое хозяйство должно стремиться к тому, чтобы плодородие почвенного покрова из года в год увеличивалось. За счет традиционной технологии, отвальной пахоты – там перековыривается пласт земли и вся микрофлора погибает — этого не достичь. Конечно, в тот момент Екатерина Михайловна и другие люди крутили у виска, но работали. Тогда мне удалось правильную вещь сделать: мы поехали в хозяйство Анатолия Ивановича Шугурова в Пензенской области, который по этой технологии хозяйствует уже несколько десятков лет. И когда Екатерина Михайловна увидела зерно, которое лежит, когда услышала то, что рассказал Анатолий Иванович, подробно, ответил на какие-то агротехнические вопросы… Вот тогда она поверила в это. Это первая вера была тогда. А вторая – когда мы получили первый урожай. Он нам достался крайне тяжело, потому что в Тульской области было объявлено ЧП из-за условий избыточного увлажнения, это называлось так, а по факту – два месяца шли дожди. И тогда, наверное, это была вторая вера, когда зерно легло нам на зерносклады. А сейчас уже третья вера – второй урожай. Он получился лучше, больше. Если прошлогодний урожай я оцениваю как «ниже среднего», то в этом году как средний.

cherny khleb 05

Средний урожай на ферме «Черный хлеб» — это максимум 4 тонны с гектара, в то время как в крупном хозяйстве по соседству достигают 7 тонн на некоторых полях. Павел уверен, что в климатических условиях Тульской области природой не предусмотрено такое количество зерна с гектара. И природа, разумеется, по этому поводу еще свое слово скажет.

А между тем, с осмотром зернохранилищ уже давно покончено. Мне показали элеватор, комбайны – два здоровенных зеленых монстра «Дон», одно колесо которого ростом с меня. Вообще, здесь в «Черном хлебе» все какое-то большое – бескрайние поля вокруг, комбайны, планов громадье, да и сам Павел Абрамов – человек такой высоты, что, фотографируя его, я вытягиваю фотоаппарат над головой на всю длину рук, балансируя при этом на цыпочках. Но все-таки есть здесь и что-то более компактное — мельница! И меня заводят в цех, где производится та самая модная нынче полбяная мука и другая цельнозерновая мука, с помощью которой меню некоторых хипстерских ресторанов уже успело развернуться в сторону здорового питания. На мельнице тепло, светло, уютно. Сегодня выходной день, поэтому Павел показывает все самостоятельно, но можно представить, как споро здесь работают люди в белых халатах и чепчиках, засыпая крупу в жернова и раскладывая потом муку по бумажным пакетикам.

cherny khleb 11

Павел с гордостью демонстрирует крупу в мешках – зернышко к зернышку, не придерешься. А вот мука – та, золотистая, из полбы – другой такого цвета быть не может. Вообще полба – это, конечно, хит «Черного хлеба»: старинный злак, который ели и в Древнем Египте, и во времена Иисуса, а перестали культивировать в советские времена просто потому, что он не реагировал на все приемчики интенсивного земледелия. На удобрениях давал такой же урожай, что и без. Невыгодный, коммерчески неинтересный, поэтому его и забыли. Но полба вкусна и дико-дико полезна. В ней больше белка, чем в обычной пшенице и этот белок богаче незаменимыми аминокислотами, а также лучше усваивается организмом. По сути дела, полба, полбяная мука здоровее привычной пшеничной. Хотя здесь, на деревянной австрийской мельнице «Черного хлеба» неполезную муку почти и не делают: из пшеницы тоже мелят муку цельнозерновую. И я вижу, что для Павла Абрамова этот вопрос имеет не меньшее значение, чем то, что мука и злаки – био.

Полбяная мука - золотистая

Полбяная мука — золотистая

П.А.: На мой взгляд, «био» и здоровое питание – это не одно и то же, — говорит Абрамов: бывает «био», но нездоровое питание. Вот на примере нашей продукции: мы делаем три вида цельнозерновой муки и два вида муки тонкого помола. Все три вида цельнозерновой муки – это здоровое питание, а белая мука… от нее отсеяны отруби, от нее отсеян зародыш – все самое ценное, что есть в зерне… В муке тонкого помола на треть больше калорий, чем в цельнозерновой, в ней один крахмал.

Мы позиционируем так: цельнозерновая мука – это на каждый день, а мука тонкого помола – это мука выходного дня. Если вы хотите полакомиться пышной выпечкой, блинами – в выходные дни, пожалуйста, но на каждый день – ешьте хлеб, изделия из цельнозерновой муки.

 

cherny khleb 09

И знаете, когда такие вещи говорит успешный спортсмен, то хочется слушать внимательнее. Хотя Абрамов уже не спортсмен. В июне 2014 года он отказался от очередного контракта – с тех пор ни одной тренировки. Мне удивительно, как же так можно, после десятилетий спорта – раз и все, но Павел говорит, что он окунулся в дела хозяйства – и его унесло с головой. И вот уже осенью Павел Абрамов получает другие медали – золото за полбяную муку, серебро – за цельнозерновую пшеничную, все на последней выставке World Food в Москве. Награды стоят на полочках в офисе, а офис – над мельницей. Здесь, потягивая матэ, бывший олимпиец, а ныне – фермер Абрамов рассказывает мне о том, что задумался о производстве еще несколько лет назад, что его отговаривали, но он упертый. Но что если бы знал, насколько это сложно – производить зерно, то, может, и не взялся бы. Что для него было важно, так это производить именно био, и он рад, что сразу все сделал по уму – сертифицировался «Эко-контролем» (российская органик-сертификация) с самого начала. Еще рассказал, что завтра, после меня, к нему приедут из крупной мульнациональной корпорации договариваться о поставке крупы для детского питания, а еще привезут детей с экскурсией.

Т.Л: А как вы детям объясните, что такое «био»? И что это значит для Вас?

П.А: Для меня есть две составляющих «био». Первое — когда ты не применяешь ничего запрещенного. И второе — когда тебя проверяют, что ты не применяешь ничего запрещенного. Вот это две равнозначно важные вещи. Потому что одно дело, когда бабушка говорит: «Я ничего не применяю у себя на огороде» — и я ей верю. Но обязательно будет такая бабушка, которая будет говорить, что ничего не применяет, а потом пойдет в магазин и попросит чего-нибудь такого, чтобы помидоры были красивые и не портились. И такие случаи я знаю. Отсюда две составляющие. И еще я сюда добавил бы природосберегающие технологии производства. Вот наши технологии — природосберегающие. Это безотвальные технологии обработки почвы. Но это не всех интересует, если честно.

Т.Л: А вас этот вопрос интересует?

П.А: Для меня он очень важен, мы же не зря выбрали именно эту технологию. Потому что технология замечательная! Удивительная, волшебная технология!

Т.Л: Почему тогда ей не пользуются 90% хозяйствующих субъектов?

П.А: По ней нельзя получить 70 центнеров с гектара. А вообще производство зерна — настолько тонкая вещь! Пьяный у тебя механизатор или трезвый за трактором? Механик у тебя хороший или плохой? Есть хозяйства, которые работают на дорогой технике с применением плуга и почти ничего не получают. А есть те, которые работают без применения плуга, а получают средние или даже хорошие урожаи.

 

Павел Абрамов, "Черный хлеб"

Павел Абрамов, «Черный хлеб»

Я вздыхаю, что тяжело, а Павел уверяет, что да, но при этом очень интересно, рассказывая между прочим про свой обычный летний фермерский денек: с утра пораньше приезжаешь на зерноток, а там во время посевной сломались трактор и борона, а еще обе ворохоочистительные машины – и все в один день.

Т.Л: Ну и что делаете?

П.А: Чиним, благо, есть люди. Повезло, что это лето было сухим, мы пшеницу вообще не сушили даже. А там, где нужно было сушить, мы оперативно чинили, сортировали, высушивали и закладывали на зерносклады.

Т.Л: И это вы называете интересным?

П.А: Это, конечно, не очень интересно. А интересно, когда по дороге едешь мимо поля, а там растет полба. И погода если еще хорошая, солнышко светит, и полба – золотое поле, такое красивое – вот это интересно…

Т.Л: Ну так можно и мимо чужих полей ездить.

П.А: Нет, мне мимо чужих неинтересно. А вообще, мне очень повезло, что я не занимался в жизни какой-то ерундой, а занимался хорошим делом. В волейболе мы играли ради зрителей. Когда зрители тебе аплодируют и когда твои партнеры по команде на тебя с надеждой смотрят во время матча – от этого, конечно, мурашки по коже. А здесь мы получаем отзывы о нашей продукции, они очень поддерживают. И это тоже очень интересно.

Т.Л: А когда мимо поля проезжаешь и видишь, как полба колосится – какие это чувства вообще?

П.А: Чувство того, что ты проделал огромный труд. Потому что производство зерна – это немыслимый, очень тяжелый труд, у меня, по крайней мере, такой опыт.

cherny khleb 10

Ну а мой скромный жизненный опыт подсказывает, что пока у нас будут спортсмены и другие супермены, готовые инвестировать свои силы, капиталы, репутацию и харизму не в почетное зицпредседательство на уютной государственной должности, а в тьму ненасытную, называемую органическим сельским хозяйством, жить мы будем, каким бы ни был тоскливым пейзаж.

Оставить комментарий

Нужно авторизоваться

Еженедельная рассылка LookBio

Каждую неделю вы будете получать на почту самое интересное от LookBio

email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Новости партнеров

  • Кухня региона Иматра и Лаппеенранта: где и что пробовать
    Кухня региона Иматра и Лаппеенранта: где и что пробовать

    Каждый раз, отправляясь в Финляндию, я не упускаю случая поближе познакомиться с местной кухней, и мой последний визит в Иматру и Лаппеенранту не стал исключением. Регион Сайма показался мне если не гастрономическим раем, то уж точно местом, где к еде и продуктам относятся с особенным уважением. В новом обзоре делюсь с вами интересными местами Иматры подробнее

    подробнее
Журнал для тех, кто ищет Bio
© LookBio 2013—2016 Любое цитирование материалов возможно только с активной ссылкой на ресурс