90 лет в мыле. Интервью с правнуком основателя Speick

Татьяна Лебедева 31 августа 2020

Что такое быть наследником бизнеса с 90-летней историей? Как вообще можно все 90 лет продавать одно и то же мыло? И как видят рынок натуральной косметики те, кто производит ее почти целый век?

Татьяна Лебедева побеседовала с Валентином Тойфелем – правнуком основателя бренда Speick, недавно возглавившим продажи и маркетинг компании. Интервью состоялось еще в феврале на выставке BioFach/Vivaness-2020 в Нюрнберге, но актуальности не потеряло.

Валентин Тофель, Шпайк

Татьяна Лебедева (ТЛ): В России мы и понятия не имеем, что такое семейный бизнес с более чем 90-летней историей. Как чувствует себя сын отца, который тоже был сыном отца, и так далее?

Валентин Тойфель: Основатель этой компании был моим прадедушкой, то есть я – четвертое поколение и, конечно, когда ты растешь в такой семье, каждый день вы говорите о компании – плохие дни, хорошие дни. Ты приходишь после школы – и отец делится с тобой новостями о том, что произошло на работе. Сломалось оборудование либо что-то произошло в офисе – вы постоянно говорите об этом. Ты чувствуешь себя в компании с самого начала  – ты знаешь людей, знаешь производственные процессы. Так было в детстве. Потом я покинул родительский дом, уехал учиться и начал работать в Австрии, но компания все равно оставалась в голове. Когда находишься за границей, заходишь в магазины, видишь свою продукцию – и наполняешься гордостью. И примерно в 2016-2017-м я начал задумываться о возвращении в семейный бизнес.

ТЛ: Интересно, что чувствует молодой человек, когда понимает, что другого будущего, кроме как Speick, у него нет?

В моем случае выбор был за мной. Мои родители никогда не говорили, что я должен продолжить дело. Они ни в коей мере не форсировали мое решение. И вот уже 2,5 года я здесь, в Speick. Разумеется, я хочу многое изменить.

ТЛ: Например?

Дизайн продуктов.

ТЛ: Звучит резонно.

Вы уже можете заметить, что появились продукты с новым дизайном – солнечная серия, белая серия (для чувствительной кожи). Также я думаю о некоторых производственных изменениях, работой над формулами в сторону большей эффективности. Но изменения требуют времени – и это будет задача на ближайшие два-три года, пять лет…

ТЛ: Самое время спросить про мыло – старейший продукт Speick, неизменный уже многие десятилетия. Вы по-прежнему его выпускаете, но не можете сертифицировать как натуральную косметику. Почему? Что в нем такого синтетического?

Фирменное мыло Шпайк

Запах, но он не синтетический. В этой парфюмерной композиции есть вещества, которые близки к органик, но не могут быть сертифицированы. Этот аромат – фирменный знак нашего бренда. И мы не можем его изменить, хотя мы старались модифицировать формулу аромата, чтобы сертификация стала возможной, но пока у нас не получилось. Возможно, в будущем.

ТЛ: Сколько кусков этого фирменного мыла вы продаете в год?

Несколько миллионов штук  в год.

ТЛ: Эта цифра постоянна или она растет, а может, падает?

Было время, когда цифры стагнировали, но последние 5-6 лет они только растут. Причина – в тренде на устойчивое развитие, осознанное потребление, возвращение к простым экологичным продуктам. Для нас это очень хорошо. Мы начинали с мыла. Мыло – это лучшее, что мы умеем делать.

ТЛ: Мы в России тоже об этом знаем. А что насчет тренда на экологичную упаковку? Что вы делаете в этом направлении?

Мы видим запрос наших потребителей на минимизацию пластика и на максимально экологичный подход к упаковке – и благодарны им за это. Действительно, пластика вокруг слишком много. Мы, как и другие производители, сейчас пересматриваем свой подход к упаковке. Если говорить про мыло, то мы стараемся даже уменьшить количество бумажной упаковки. У нас появилось “раздетое” мыло, у которого вообще нет упаковки – только небольшая наклейка с названием и списком ингредиентов.

ТЛ: Года три назад у вас появилась инновация – линия Speick Organic 3.0 – там что-то особенное с упаковкой (в замешательстве – прим. ред.). Забыла что.

Да, это линия в упаковке в пластика из сахарного тростника – из возобновляемых источников. Причем, и бутылка и колпачок и наклейка – все сделано из сахарного тростника. Как правило, компании делают бутылку, а колпачок – обычный пластик.

Татьяна Лебедева LookBio, Валентин Тойфель, Шпайк

ТЛ: Этот пластик можно переработать?

Да, он поддается рециклингу. В этой линии мы отказались от использования ингредиентов на основе пальмового масла и вообще уменьшили список компонентов до необходимого минимума.

ТЛ: Вы планируете упаковку из переработанного пластика?

Пока у нас ее нет, так как в Германии и вообще в ЕС есть с этим законодательные сложности. Мы должны знать все источники сырья, из которых сделана наша упаковка, а в случае с изделиями из переработанного пластика это невозможно.

ТЛ: Но другие производители делают упаковку из переработанного пластика!

Да, делают, и мы знаем эти компании, но…

ТЛ: Это нелегально?

Я бы сказал, наполовину легально. Если регулирующие органы не требуют от них доказательств, то… ОК. На данный момент, нет какого-то подразделения, которое может сказать: этот переработанный пластик подходит для упаковки еды, этот – для косметики. Компании, которые сейчас делают упаковку из переработанного пластика, берут на себя некоторый риск, который мы брать не готовы.

ТЛ: По поводу другого риска – косметика в свою тару. Зеровейстеры сейчас пытаются активно развивать это направление. А что думаете на этот счет вы? Это перспективно?

Да, но только для продуктов бытовой химии. Вы не используете их на свою кожу, поэтому бактериальное заражение здесь не страшно. С косметикой, особенно натуральной – другая история. В натуральной косметике не используется много консервантов и стабилизаторов, поэтому чистота и отсутствие потенциального заражения имеет огромное значение для безопасности. Допустим, вы пришли со своей банкой, которая, на первый взгляд, чистая, а через несколько дней в этом средстве разрослись какие-то грибы. Вы подумаете, что это Speick виноват и никогда больше нас не купите. Вторая проблема – маркировка. Покупатель должен знать список ингредиентов на своем косметическом продукте.

ТЛ: Немецкие покупатели требуют рефилы?

Да. И у нас есть такая система в аутлете на производстве. И мы наблюдаем как люди пользуются рефил-системой. К сожалению, большинство покупает рефилы только потому, что это дешевле. Если мы ставим цену на упакованную продукцию такой же, как и на рефилы, то покупатели берут упакованную. Из этого мы делаем вывод, что покупатель выбирает рефилы не по причине их экологичности, а по причине их дешевизны. Конечно, многие обеспокоены состоянием окружающей среды, но далеко не все.

ТЛ: А если в процентном соотношении? Сколько ваших покупателей больше заботятся об экологии, а сколько – о собственном кошельке?

Примерно 60-70% – о кошельке. И 30-40% – об окружающей среде.

ТЛ: Что у вас нового в этом сезоне?

Три продукта из серии Pure, предназначенных для чувствительной кожи. Дезодорант-стик, шампунь и гель для душа.

ТЛ: Да у вас уже есть дезодорант для чувствительной кожи из серии “Термаль Сенситив”, я пользуюсь им и всем всегда рекомендую – он отличный. Что же в этом нового?

В стике Pure нет спирта, и его формула отличается от всех остальных наших дезодорантов. В предыдущих используется комбинация эфирных масел, которые избавляют от запаха пота. Формула стика Pure избавляет от излишней влажности, абсорбирует на себя те компоненты пота, которые пахнут. С ним такая история – если у тебя длинный день, и ты чувствуешь, что вспотел и начинаешь пахнуть, можно применить этот стик – и запах уходит. Он действует как спонж на бактерии, вызывающие запах.

ТЛ: Его действие основано на соде?

Нет, это не сода, потому что она слишком агрессивна для кожи.

ТЛ: Тогда крахмал какой-то?

Да, крахмал. Ну и к остальным продуктам этой серии – шампунь и гель для душа. Они тоже без спирта, без эфирных масел, но все равно с легким ароматом, который дает фруктовая вода.

Валентин держит в руках тот самый стик Pure Speick

ТЛ: Фруктовая вода?

Представьте, что в стакан воды вы положили дольку апельсина – небольшой аромат же будет? Но такой аромат гораздо деликатнее, чем эфирные масла. Продукты серии Pure подходят для аллергиков.

ТЛ: Еще в прошлом году у вас появились солнцезащитные кремы, которых пока нет в России (новинки солнцезащитное молочко SPF-30 и лосьон после солнца были испытаны автором интервью с результатом 5 из 5 – см. здесь).

Да, наш дистрибутор компания “Арнебия” пока не заказывает солнцезащитную серию в Россию.

ТЛ: Какими новинками будете удивлять нас дальше?

Сейчас мы работаем над твердым шампунем, вернее, мылом для волос (о разнице читайте здесь – прим. ред.) и даже твердым кондиционером для волос и плитками с лосьоном для тела. Возможно, эти новинки будут готовы к Vivaness-2021. Также мы заняты поиском упаковки для дезодорантов – многие компании представляют бумажные и другие экологичные варианты. Это проект, над которым мы работаем, надеюсь, к следующему году будет результат.

ТЛ: Куда идет рынок натуральной косметики?

Я не знаю как в России, но в Германии, в Европе рынок растет гораздо быстрее, чем рынок обычной косметики. Крупные игроки разворачиваются в сторону экологичности – и это тоже хорошо. Потому что если “Лореаль” или “Проктер энд Гэмлб” приходит к поставщику упаковки и требует разработать экоинновацию – это совсем не то же, когда прихожу я. В итоге от того, что продается больше экологичной косметики в экоупаковке выигрывают все.

Возвращаясь к вопросу о том, куда идет рынок, я думаю, что то большое количество компаний еще придет, многие предложат крутые, интересные продукты, но в итоге останутся на рынке далеко не все, а только те компании, которые разделяют определенные ценности. Возможно, новички привнесут идеи и вдохновение, но оставаться на рынке – это сложная работа.

ТЛ: Гранд-дама немецкой натуральной косметики Эльфрида Дамбахер в последние годы говорит о развитии сегмента clean beauty – косметике, которая натуральная, но не дотягивает до стандарта Cosmos, к примеру. Что вы думаете по этому поводу?

С одной стороны, жаль, что компании приходят на рынок с этой невнятной идеей clean beauty, когда, на самом деле, продукт не достаточно “чист”, чтобы пройти сертификацию по натуральному стандарту. С другой стороны, это все показывает нам, что на рынке огромный потенциал, и потребитель хочет экологичных продуктов. Потребитель требует натуральную косметику. Однако мы должны быть осторожны: если на рынке будет слишком много производителей, производящих “как бы натуральную косметику”, мы потеряем серьезность, основу.

ТЛ: Вы довольны продажами Speick в России?

Я уже говорил о нашем “фирменном” запахе Speick, очень любимом в Германии. Интересно то, что есть страны, где наш фирменный аромат принимают, и наоборот. Например, в России, в Арабских Эмиратах запах зашел отлично, а французам он не нравится. Китайцам тоже не очень. И мы очень рады, что пришлись по вкусу российским покупателям.

ТЛ: Валентин, назовите три своих любимых продукта Speick.

Первый – это Pure дезодорант-стик – новинка. Второй – крем для бритья, тюбик голубого цвета. И третий – мыло Bloody Orange, оно замечательно пахнет.

Оставить комментарий