Суперлюди на суперферме

Superfoodfarm — это 18 гектаров зеленых салатов и овощей в Дмитровском районе Московской области. Местные грядки — восторг любого ЗОЖника. Справа — розочки салата бэби романо, слева — невиданная на российских землях изящная брокколини. И, конечно, кейл — во всех своих видах. Хочешь, тосканский, хочешь — кудрявый. С него, суперфудного, история и началась. Ведь именно Superfoodfarm первой в стране подхватила кейломанию — новую моду на новый суперфуд.

superfoodfarm olga daniel

Вообще-то кейл — это разновидность капусты. Но капуста звучит банально, а кейл — свежо. В 2014-м американец Дэниэл Лоуренс как раз вернулся из очередной поездки на родину, где миллениалы поедали чипсы из новомодного кейла, и поделился впечатлениями с Ольгой Корогодиной — она брала у Дэниэла несколько уроков продвинутого английского. Специалисту по финансовым рынкам Дэниэлу давно хотелось замутить в России какой-то яркий, необычный бизнес, а тут кейл, которого в стране еще не было.

Ольга тоже была в раздумьях — престижная работа в коммерческой недвижимости, учеба на MBA — радовали всё меньше. И вместе они решили… создать ферму по выращиванию кейла. Сельскохозяйственный сезон уже был в разгаре, а юные фермеры даже землей обзавестись не успели, вечером после трудового дня на основных работах, Ольга с Дэниэлом садились в авто — и колесили по Подмосковью в поиске подходящих участков.

Как это часто бывает, выручил Google. С помощью спутниковых карт, ребята нашли земли, на которых были заметны остовы тепличных конструкций. Записали GPS-координаты, приехали на место — и бинго! Арендовали свой первый участок на весь сезон за один рубль и обещание провести воду. Собственник земель вообще подумал, что перед ним дети и решил их не обижать, а даже, напротив, поддержать в их безумных желаниях — выращивать под Москвой новый суперфуд.

superfoodfarm kale
На переднем плане — фенхель, дальше — кудрявый кейл

Хотя с кейлом в тот год так и не вышло. Зато посеяли зеленый лук — получился отличный. Лук продавали по подмосковным рынкам 100 — 200 рэ за огромный “букет”. Собственно, на бензин уходило больше, но глаза горели, а руки делали. Постепенно ребят на рынках стали узнавать и они приобрели репутацию. Один князек с “Фуд Сити” решил однажды сделать оптовую закупку — 200 кило. Договорились о цене, ребята срезали весь свой лук, но князька в последний момент что-то не устроило. Так и остались Дэниэл и Ольга с луком. Со всеми двумястами килограммами.

Сейчас они оба смеются над своим первым годом на ферме — сельскохозяйственного опыта не было совсем, а еще работали на основных работах. Приезжали к вечеру, что-то делали — и опять в Москву. Чуть позже нашли барак для ночевки — так и с утра в поле поработать можно. Послушать — жуть, но все было настолько ново, захватывающе и, что по-английски называется challenging, что даже и мысли не было сдаваться. Вернее, сдали не свою мечту, а всё остальное — бросили свои высокооплачиваемые работы, Ольга — еще и учебу на MBA, и стали самыми настоящими новыми фермерами.

Только представьте: рабочий день на Superfoodfarm начинается в 3 утра (или ночи — как хотите) и заканчивается в 8 вечера. И так — с апреля по октябрь. Самый горячий сезон. Накануне нашего приезда Ольга легла спать в 22:00, встала по будильнику в 23:40, чтобы проконтролировать отгрузку машины, потом — немного поспать — и с рассветом, в 3 утра, опять на работу. “Честно говоря, Ольга почти не спит в сезон, — говорит Дэниэл, — я не знаю, как она справляется”.

По Ольге не скажешь, что у нее 3-4 часа сна — норма. Выглядит фантастически, говорит быстро, на двух языках одновременно. Кстати, брать интервью у них — отдельная радость: английский, русский — всё в перемешку, живо и насыщенно.

“Фермерство — это сложно, и многие люди это понимают, но работа с ритейлерами, контроль качества и конкуренция с большими аргохолдингами — это еще сложнее, “ — говорит Дэниэл.

superfoodfarm baby romano
Идеальный мини романо

Разумеется. Когда мы как потребители жалуемся друг другу, что в магазинах и овоща человеческого не купить — все морковки размером с утюг, а яблоки блестят как пластиковые, мы не осознаем, что сами-то привыкли к овощам и фруктам без изъянов. А если какая ямочка, то ешьте сами. Вот супермаркеты и дрючат фермеров как в армии — чтоб фрукты все блестели как бляшка у ремня, а салаты были свежи аки курсанты Нахимовского училища на параде.

Супермаркеты — агрохолдинги — конвейер производства еды заточен под стандарт “блестящий — идеальной формы и одного размера”, что, как правило, означает еще и “безвкусный, полный пестицидов”. А если ты хочешь выращивать честные, вкусные и — главное — полезные овощи и салаты, то тебе придется несладко.

Superfoodfarm не проходит органическую сертификацию, но, по словам Ольги и Дэниэла, с первых своих минут как фермеры они решили, что будут придерживаться практики органического земледелия. То есть без пестицидов и синтетических удобрений. Без глубокого вспахивания земли. Да, применяют покупное удобрение из куриного помета, но никаких гербицидов от сорняков или фунгицидов от плесени.

На ферме применяются основные технологии органического земледелия — мульчирование (это когда грядки закрываются пленкой с дырками для посадки растений, чтобы сорняк не рос почем зря), компостирование (естественное удобрение почвы), севоборот (смена культур, чтобы улучшить состояние почвы). Кстати, почвы у нас хорошие, — гордится Дэниэл, а с тех пор, как мы работаем здесь, стали еще лучше — вон сколько крапивы, а она любит азотистые почвы, и сама хорошо обогащает почву азотом.

superfoodfarm
С этим ящиком Superfoodfarm впервые появилась на ярмарке в Москве

Но как же офисным работникам вдруг стать фермерами? Тем более, что работают они без агронома (брали в 2016-м, но пришлось попрощаться, потому что агрономов нынче учат выращивать еду только с помощью химии, по-другому они не умеют)? Много читать! Читают и органический стандарт, и массу исследований, и какие-то практические работы. Хотя чтение помогает не всегда — самый большой прокол у агронома Ольги случился с медным купоросом — в конце сезона на салаты напала плесень. Решили опрыскать бордосской смесью (разрешенный в органик-земледелии препарат против плесени) — и весь последний урожай сожгли. Остались без заработка осенью.

Кстати, о заработке. Даниэл с Ольгой в один голос уверяют, что до фермы зарабатывали в несколько раз больше. А сейчас — смеются — у них в час получается столько же, сколько они платят своим работникам, только рабочих часов гораздо больше. “Могли бы зарабатывать и больше, если б не вкладывали постоянно в развитие”, — объясняет Ольга.

Я, конечно, спросила: нет, они не пара. Партнеры по бизнесу. “И абсолютно равноправные, — подчеркивает Дэниэл, — это важно, а то в России часто думают, что мужчина главный, а женщина — просто так, что с ней говорить. У нас всё фифти-фифти”.

Если продолжать про личное, то хочется понять, как Дэниэл Лоуренс со своим финансовым MBA оказался в России. Объясняем — после кризиса 2008 года, когда про работу на финансовых рынках можно было забыть на пару лет, молодой специалист приехал в нашу страну. Ненадолго. Осмотреться, подработать преподавателем, еще что… Так и застрял. 

Дэниэл: В Штатах всё просто, удобно. Здесь больше возможностей, но всё сложнее.

Татьяна: Например?

Дэниэл: Да просто купить какой-то особенный инструмент. Хотя бы пленка — нам нужна шириной 14 м, а ее просто нет — никто не производит. Нам даже приходилось покупать два раза по семь метров и утюгом их заглаживать… Тут менее развиты какие-то вещи. Конечно, 20 лет назад все было еще сложнее… Но что мне нравится в России и в россиянах — это находчивость, сметливость. Этого нет — и ты начинаешь думать, из чего и как это сделать.

LookBio: Из говна и палок, простите.

Ольга: Точно! Нам нужна тележка была определенная, чтобы между грядками ездила — кейл тяжелый и на руках не наносишься — чтоб размер и вес тележки был определенный — мы по всей Московской области ее искали. Или машину, которая бы могла поднимать грунт, но не перепахивать — в советские времена такая машина была, но сейчас с большим трудом отыскали — и то пришлось ее под себя переделывать. Или столы для рассады, которые пришлось проектировать и строить самим.

Дэниэл: На этой ферме столько всяких маленьких вещей, на который обычный человек смотрит и не понимает, что это вещь уникальная, созданная нами.

Ольга: Даже на тестирование полипропилена, который мы используем на грядках для мульчирования, ушла вся зима — плетение, как на просвет работает, цена — там много разных тонкостей.

По словам Дэниэла, в России — люди зачастую говорят “невозможно”, когда следовало бы сказать “сложно”.

Так, к примеру, было с этикетками — ребята два года искали крафтовые, из переработанной бумаги с FSC сертификатом, но нашли их только на Западе. В итоге импортируют бумагу. На мой вопрос “зачем это вам”, Ольга отвечает, что хочется быть экологичнее. Дэниэл — что важно выделяться, быть другими — простыми, но настоящими.

Они, конечно, и так выделяются — и на полке, и в инстаграме, и сами по себе. Спортивные, загорелые, англоговорящие — они сами ходячая реклама своих салатов. А вот даже и салат — он действительно особенно свежий, в пластиковом зип-пакете, замечательно вкусный, и долго не вянет в холодильнике. А все почему? Здесь не моют салаты и отгружают их в магазины только что срезанными.

Зелень Superfoodfarm, на мой вкус, самая полнотелая, живая, богатая вкусовыми оттенками. И это неудивительно — вкус очень важная составляющая для Ольги и Дэниэла. Несколько раз они подчеркивали, что их задача — вкусная зелень. Потому рукколу и шпинат, допустим, в июле уже не выращивают. Слишком жарко для идеального вкуса. А на кейл советуют налегать после первых заморозков — они дают дикой капусте, да и многим другим овощам, характерный сладкий привкус.

Пластиковый зип-пакет, возможно, испугает зеровейстеров, но, по опыту Ольги и Дэниэла, такая упаковка лучше всего сохраняет свежесть. “Идеально было бы продавать салаты, как в больших супермаркетах в США, без упаковки, но там их опрыскивают машины для сохранения свежести, а кейл вообще может лежать на льду, — замечает Ольга: Мы даже вели переговоры с “Перекрестком” — они тестировали систему опрыскивания — но говорят, что это очень дорого, очень.”

superfoodfarm
Перцы разных фасонов -новое направление у Superfoodfarm

Перечитала свой текст критически: безумные ребята седьмой год в поте лица занимаются каким-то непонятным фермерством. Ни доходов толком, ни серьезных перспектив. Да и продукт: бэби романо, брокколини, мангольд, мицуна, кейл — всё это для кого-то глупости. Чай не кока-кола. При этом могли бы сидеть в прохладных кондиционируемых офисах, латте попивать… Зачем? Зачем им это всё нужно?

Ольга: Вырывать сорняки — это адский труд, особенно когда жара. Но важно — то, что ты видишь результат своего труда. После целого дня работы в офисе ты этого результата не видишь. А здесь — отзывы, благодарности — и сразу мотивация совсем другая. Принято считать, что сельское хозяйство не может быть прибыльным, эффективным. Но это не так, и нам интересно построить по-настоящему эффективную ферму.

Дэниэл: Мы не хотим стать самой большой фермой, мы хотим стать самой лучшей фермой. Наша цель — чтобы все наши 18 гектаров были заняты продуктивно. Наша цель — сертифицироваться как органик. Наша цель — круглогодичное производство и в этом году мы уже сделаем шаг в этом направлении. Мы уже знаем, как построить небольшую эффективную ферму, но у нас нет пяти миллионов долларов, поэтому все немного медленно.

Я рад, что не был рожден богатым, потому что это слишком легко. Процесс создания чего-то с нуля гораздо интереснее. Да, мы создаем бизнес, чтобы зарабатывать деньги, но при этом мы ничего не портим, не уничтожаем, не создаем кучи мусора, мы находимся во взаимодействии с природой. Поэтому мы отказываемся от сторонних инвестиций. Задача инвестора — делать деньги, и это понятно, но тогда у нас начинается конфликт интересов, потому что наша с Ольгой задача — построить лучшую ферму в России.

Салаты и кейл Superfoodfarm можно купить/заказать:

Оставить комментарий