Меню

Алина Кольовска: «Моя зарплата неудобна для жизни в Москве»

Наталья Гусева 29 апреля 2015
Наталья Гусева

LookBio продолжает цикл бесед с самыми яркими российскими экологистами на животрепещущую тему — финансы. Как и сколько зарабатывают экоактивисты? Довольны ли они своим материальным положением или жалеют о выборе неприбыльной профессии? А может быть, все не так, и экологический сектор растет вместе с зарплатами его работников? Об этом и многом другом наши герои рассказывают от первого лица, и сегодня в фокусе — биолог, соосновательница Коалиции PRO Отходы и создательница Центра Экономии Ресурсов на Флаконе — Алина Кольовска.

Alina Kolyovska 8

О том, как все началось

По образованию я биолог, поэтому сфера природы всегда мне была близка и интересна. Около девяти лет я проработала на ООПТ (особо охраняемые природные территории – прим. ред.) Москвы, занимаясь, в частности, экологическим просвещением – организовывала образовательные мероприятия для детей плюс развивала волонтерскую деятельность на территории Битцевского парка.

О появлении ЦЭРа

В 2011 году я познакомилась с Марией Белоус, Таней Каргиной и рядом других экоактивистов и присоединилась к ним. С Марией Белоус мы создали НКО PRO Отходы, самым крупным и долгосрочным проектом которой стал Центр Экономии Ресурсов (ЦЭР), которым я и занимаюсь по сей день. Основное направление нашей работы – это по-прежнему экологическое просвещение, но уже не только для детей, как раньше, но и для взрослых.

Alina Kolyovska 5

 

Чтобы организовать ЦЭР, нам пришлось вложить как личные средства, так и средства волонтеров и других людей, которые нас поддерживают, плюс то, что мы зарабатываем на наших эколого-просветительских мероприятиях и других проектах.

О платных и бесплатных лекциях

У нас есть разные условия – есть благотворительные лекции за свободное пожертвование и есть лекции с фиксированной стоимостью. Последние, как правило, проводятся не в Центре, поэтому и сумма фиксированная – мы должны точно знать, что нам хватит и на оплату помещения, и на гонорар мастеру. Но если мастер готов бесплатно делиться своими знаниями, то мы не устанавливаем фиксированной платы и собираем пожертвования.

Alina Kolyovska 4

Об основном источнике дохода

Есть еще наши авторские работы, которые мы разрабатываем с нуля и продаем как услугу – они пользуются популярностью, потому что они качественные и потому что цена небольшая. Речь идет об образовательных экологических программах, организации фестивалей, корпоративных программ для компаний, даже приключенческих квестах в лесу для детей. Это, собственно, основной источник дохода ЦЭРа. Но мы все равно стараемся держать цены пониже, потому что так больше людей сможет их себе позволить. И мы открыты к предложениям и готовы работать на приятных для всех условиях, потому что мы делаем действительно качественный и не дорогой экологический контент.

Alina Kolyovska 7

О государственной поддержке

Мы учимся брать гранты, но не могу сказать, что у нас это хорошо получается. Проблема даже не в количестве бумажек, которые нужно заполнить, а в том, что нужно правильно донести нашу классную идею до тех, кто будет выделять на нее деньги. Но, думаю, с опытом все придет, а пока для нас это не основной источник дохода. К тому же мы сознательно не хотим зависеть от грантов.

О команде ЦЭРа и зарплатах

В Центре сейчас постоянно работают четыре человека, которые получают деньги за свою работу – на это мы берем ежемесячно какую-то фиксированную сумму из того, что мы заработали в ЦЭРе. (Суммы, озвученные Алиной, мы не будем здесь указывать, но от себя скажем, что по московским меркам это действительно очень маленькие деньги, свободно жить на которые взрослому человеку, обеспечивающему собственному существование, довольно тяжело – прим. ред.). Некоторым моим сотрудникам приходится снимать жилье – я за них из-за этого очень переживаю, потому что у них деньги, как говорится, вылетают в трубу.

Alina Kolyovska 2

 

Плюс есть команда близких волонтеров, которые работают, как правило, безвозмездно, но если есть возможность оплатить какую-то их работу, мы, конечно, делаем это.

О льготной аренде

На Флаконе у нас льготная аренда, но для нас она все равно высокая. Сейчас мы ищем новое, большее помещение – тоже с льготной арендой. А за эти льготы мы готовы продвигать площадку, потому что к нам ведь приходит очень много людей, нас знают не только в Москве, но и в регионах, оттуда тоже обращаются. Мы готовы предлагать какие-то экологические проекты как для «озеленения» площадки, так и для общегородского масштаба – для привлечения внимания.

Alina Kolyovska 1

О переезде с Флакона

Чтобы качественно заниматься экологическим просвещением, нам нужно большее пространство. Это не разрыв с Флаконом, аренда не выросла, нас никто не выгоняет, у нас прекрасные отношения, просто вырос сам Центр, мы хотим, чтобы к нам приходило больше людей и не хотим сдерживать собственный рост.

О собственном финансовом положении

Мое финансовое положение устраивает меня не суммой, которую я зарабатываю, а тем, что я имею эту сумму каждый месяц. Мне нравится эта стабильность. Есть заказы, есть возможность работать и что-то зарабатывать – и это самое главное. С точки зрения размеров зарплат в ЦЭРе, они у нас не то, чтобы маленькие – скорее, неудобные для жизни в Москве. Не потому, что мне хочется большего, а потому, что в Москве неадекватно завышены цены – в том числе на товары первой необходимости. И живя и работая в Москве, я не могу быть довольна суммой, которую могу забирать из Центра на себя. Если бы я жила в другом городе с другими ценами и у меня была бы еще возможность вести какое-то хозяйство на земле, что-то выращивать, то меня моя зарплата бы устраивала.

Alina Kolyovska 3

 

О планах на будущую прибыль

В идеале, когда наша прибыль вырастет, мы хотели бы направлять ее часть на благотворительные проекты – в том числе, например, на лагерь «Просвет», который сейчас финансируется силами самих его участников.

О поддержке семьи

Моя работа в ЦЭРе, мой экоактивизм – это моя основная и единственная деятельность и источник дохода. Мне есть, где жить, но я живу только на деньги от ЦЭРа – от квартплаты до покупки носков. От семьи мне гораздо важнее другая поддержка – моральная. Мне важно, что мои родные понимают, что я делаю, и поддерживают это, вовлекаются в тему – начинают интересоваться здоровым питанием, собирать батарейки и т.д. Это гораздо важнее, чем если бы они просто давали мне деньги или если бы я у них жила, и они бы меня кормили постоянно.

Оставить комментарий

Нужно авторизоваться

Новое слово на букву Ш


  • Schoenenberger regeneration oil 1
    Schoenenberger. Ваше новое слово на букву Ш


    Мы любим рассказывать и слушать о людях, которые нас вдохновляют, обучают чему-то, бросают нам вызов. То же самое можно отнести и к компаниям: когда понимаешь, что за тем продуктом, который ты держишь в руках, стоит огромный опыт, взлеты, падения и яркая личность, то сам продукт становится понятнее и ближе. Так у нас случилось с косметикой «Шоненбергер» - немецкой маркой, представляющей в России одноименную линию натуральной косметики Schoenenberger.подробнее

  • Schoenenberger extra hair 1
    Шик, шлейф, шампунь… Шоненбергер


    Шампунь… Казалось бы, что может быть банальнее? Каждая прилежная школьница уже знает его состав: вода + ПАВ + масло + несколько экстрактов. Ну а если вы уже 90 лет в деле? Возможно, у вас найдется парочка нетривиальных идей?подробнее

Еженедельная рассылка LookBio

Каждую неделю вы будете получать на почту самое интересное от LookBio

email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Новости партнеров

  • Экомаркировка EU Ecolabel: новые требования к бытовой химии
    Экомаркировка EU Ecolabel: новые требования к бытовой химии

    В июне по решению Еврокомиссии вступают в силу новые критерии для чистящих средств, отмеченных экомаркировкой EU Ecolabel («Европейский цветок»). Государства-члены ЕС одобрили их в ноябре 2016 года после двухлетнего процесса пересмотра. Что же изменилось? На мой взгляд, главное достижение — полный запрет микропластиков. Также ужесточатся требования к консервантам: производитель не сможет добавлять их больше той подробнее

    подробнее
  • Главный внутренний ресурс красоты. Продолжение отчета о пребывании в Убуде
    Главный внутренний ресурс красоты. Продолжение отчета о пребывании в Убуде

    Продолжаю отчитываться о моей трансформационной поездке в целительно-духовный центр Бали – Убуд! Сегодня хочу рассказать о том, что такое теперь для меня медитация, как она повлияла на мою красоту и внутреннее состояние. Кто читал мою книжку «Осознанная медитация и гормональное равновесие. Три Ума Красоты», знает, что я считаю медитативное состояние сознания основой красоты и гормонального здоровья. подробнее

    подробнее
Журнал для тех, кто ищет Bio
© LookBio 2013—2016 Любое цитирование материалов возможно только с активной ссылкой на ресурс