Меню

Как выращивают первый российский органический рис

Татьяна Лебедева 03 сентября 2015
Татьяна Лебедева

«Наука плюс» — это большое хозяйство Светланы и Олега Березовских в Славянске-на-Кубани, что находится в Краснодарском крае. На 2000 гектаров они выращивают сою (не ГМО, кстати). Соя идет, в основном, на семена. Но LookBio, конечно, ищет био, а потому мы приехали в Славянск-на-Кубани, чтобы увидеть как на участке в 117 гектаров Березовские выращивают рис, который уже этой осенью должен получить долгожданный органический сертификат и знак «евролист». Хозяйство «Наука плюс» впечатляет: и масштабы, и подход, и сами Березовские – очень душевные люди. И все же первое ощущение: чистый рис – это красиво.

P1110770

Ярко-синее небо, отчаянно зеленые поля рисовых метелок – и все строгой геометрией. Засеянные рисом участки (чеки) поделены на строгие квадраты, очерченные канавками – туда спускают воду, ведь рис всходит под водой. Чтобы вода была, ее конечно проводят специально – опять же, строго по участкам. В общем, все серьезно. И сложно. Ведь основное ноу-хау «Науки плюс» — прямо скажем, экстремальное: они должны вовремя спустить воду с чека. Смысл в том, что вместе с рисом под водой всходит и просянка – сорняк, способный погубить культуру. Первое время рис не дышит воздухом, находится под водой. Просянка, разумеется, тоже. Но в какой-то момент растение под водой начинает погибать. Разница гибели риса и просянки – 12 часов. И вот тут на каждом чеке надо быть начеку (простите за каламбур): надо успеть спустить воду после гибели просянки и до гибели риса. И на каждом чеке площади 117 гектаров ситуация может быть разной. «Первые три недели на нервах — получите или рис или черную землю. Лазаешь руками, достаешь, смотришь, как рис себя чувствует. А потом сбрасываем — понижается уровень воды, листочек вдохнул воздуха», — рассказывает Андрей Васильевич, агроном «Науки плюс».

Слева направо: агроном Андрей Васильевич, Светлана и Олег Березовские

Слева направо: агроном Андрей Васильевич, Светлана и Олег Березовские

Этому знанию Андрей Васильевич научился в институте, но собственный опыт здесь едва ли не более важен. По молодости он как-то прозевал. Но если ты занимаешься обычным рисом, все не так страшно – прозевал просянку, отрабатываешь самолетом (опрыскиваешь гербицидами). А вот в случае с органическим рисом такой номер не пройдет.

За те четыре года, что «Наука плюс» находятся в конверсионном (переходном) периоде перед получением органического сертификата, в хозяйстве набрались опыта: пробовали разные сорта риса, различную технику для механической обработки, продавать пробовали тоже по-разному. Экоориентированные москвичи могут знать рис «Науки плюс» по марке «Чистая еда» — это Березовские продавали крупу г-дам Николаевым (Лефкадия). Этот рис я покупала и сама – недорого и вкусно. В новом сезоне этот рис, уже, надеюсь, со знаком сертификата «евролист», можно будет купить и под собственной торговой маркой «Науки плюс». Березовские этой осенью ставят завод по переработке риса-сырца в крупу и собираются его тоже сертифицировать.

nauka plus 2

С заводом все не так просто, по словам Светланы Березовской, купленную еще в прошлом году в Китае линию по переработке пытались установить в городе, на собственной производственной территории, но с документами оказались сплошные препоны: то не так, это не эдак. Либо «заносить» куда надо либо попрощаться с идеей завода. Но Березовские – воробьи стреляные, психанули. Теперь строят завод на территории хозяйства, за городом. Оно и к рису ближе будет.

Вообще это их хозяйство – душевная история. Поля – полями, но ведь есть и база – добротный домик, и не один, все усажено цветами. Рядом со столовой – огород. Готовят для работников чуть ли не полностью из выращенных здесь же продуктов. Меня накормили: первое-второе-пирожки со сливами, что растут в ста метрах. Я Светлану спрашиваю, что за мясо? А она мне – баранина, наша. А потом и стадо увидела – живут себе барашки здесь же, в хозяйстве, мимо столовой на пастбище ходят.

Это ощущение, что все здесь продумано, но как-то тепло и по-домашнему, меня не покидало всю дорогу. Все-таки женщина у руля всегда делает производственный процесс человечнее, а русская женщина… да и вы и сами все знаете.

Светлана Березовская, Наука Плюс

Светлана Березовская, Наука Плюс

Светлана между тем нахваливает других женщин: вот есть у них в руководстве края деятельная г-жа Малышева, которая познакомила Березовских с другой дамой – селекционером нового сорта риса «анаит» — этот сорт здесь взяли и засеяли им сразу 60 гектаров:

— Это новый сорт, мы его не пробовали никогда. Мы его сварили — он очень крупный. И такая серединка твердая, которую хотела «Чистая Еда». Начали его выращивать. Этот селекционер приехала к нам две недели назад и говорит: «Обалдеть. Никогда не думала, что вы рис этот из-под воды вытянете. Этот сорт всегда хорошо кормят (имеются в виду удобрения – прим. ред.), везде работают с химией». Сорт высокий красивый. У нас тоже высокий вышел. Он после сои великолепно себя чувствует.

Дальше Светлана рассказывает про севооборот – в хозяйстве чередуют рис с соей, соя обогащает почву азотом, подготавливает ее для риса. На конверсионных, а в следующем году – органических – землях здесь тоже выращивают сою. Что с ней делают? Ничего особенного – все то же самое, что и с обычной. Я им говорю про соевое молоко, про тофу. А Светлана отвечает, что уже делали тофу и продавали… Но продукт сложный – срок хранения короткий, хотя люди покупали с удовольствием. А как-то прошла информация по телевизору, что соя вредна, так народ сразу перестал покупать. Народ, говорит, очень доверчивый – все, что скажут в телевизоре, все за чистую монету принимают.

nauka plus 4

LookBio: Светлана, как вы рискнули новый рис, который Вы никогда не сажали, посеять на 60 гектарах? А если не получилось бы?

Светлана: Ну нет и нет. У нас 2000 гектар – выживем! Нам не интересен один чек. Ну один чек – что это?… А так поле взошло…. Крупный рис всегда интересен, люди его покупают. Единственное, что не получилось у нас, так это выйти в «Магнит» — нас даже к руководству не пустили… Наша страна не готова.

LookBio: К чему не готова?

Светлана: К тому, чтобы диетическое питание детям в садик, школы! Дети же растут! По сути, мы могли бы поставлять рис для детского питания. Ну пусть нам бы сказали, что не по 60 руб. (комфортная отпускная цена – прим. ред.), а по 45р., для детей! Хотя бы какие-то предложения! Но нет — они ищут рис, который стоит 18 – 20 рублей , им все равно. Лишь бы можно было продать дороже. И сделать какую-то маржу. Не готова наша страна кушать хороший рис. Есть какая-то часть людей. … Но все, кто пробовал наш безгербицидный рис, они всегда возвращаются и просят еще. Потому что вкусовые качества, запах и чистота — абсолютно другие! Хотя рядом очень много хозяйств, которые тоже продают (якобы – прим. ред.) чистый рис. Но я знаю, что мы уже три года так выращиваем, и никто больше так не делает. Мне даже говорили, что нет у нас таких приборов, которые определили бы, что этот рис чистый, а этот – нет. Но я вам скажу так: немцы попросили у нас рис, написали, какие показатели им нужно знать. Мы сдали свой продукт на анализ при местной ТПП. Эти девочки, через которых проходит весь рис края, попросили потом продать им мешок и говорят: «У вас в тысячу раз меньше содержания одного (вещества), на двести процентов меньше другого, нулевые показатели там, где нет нулевых показателей вообще…» Они не знали, что это был экологически чистый рис, мы им ничего не сказали, просто привезли и все.

nauka plus 5

Березовские говорят про интерес к их продукции со стороны немцев, которым нужна рисовая мука (модная безглютеновая, кстати), и со стороны турков и про то, что с нынешним курсом евро продавать за рубеж им будет, конечно, выгодно – даже без органического сертификата. Однако в этом году налаживать экспортные поставки стало тяжелее. И тут Светлана восклицает:

— Но хочется, чтобы люди понимали, что они должны кушать чистую продукцию и растить поколения, которые не на фаст-фудах!

— А что для этого нужно, чтобы люди понимали, что не вся еда одинаковая? – интересуюсь я.

— Мне кажется, что политика должна быть такая. У нас все как-то завязано с финансовой частью. Допустим, есть же в стране у нас частные детские садики, но они тоже не берут… Вот я смеялась… кто-то рассказывал про чай: «Как у вас такой вкусный чай получается?», а ему отвечают: «Не надо два раза заваривать, используйте заварку один раз». Я хочу, чтобы у нас понимали, что не нужно смотреть только на цену — не настолько он и дороже, этот рис. Люди должны понимать, что молодое поколение наше нужно выращивать на чистой продукции. Чтобы было меньше болезней. Вот если такая политика будет в стране… А сейчас, конечно, что я могу?.. Только информационно что-то…

— Должна быть конкуренция. Сколько этих частных садиков? Их не хватает! Если бы была конкуренция, и там было бы оказание услуг, в том числе, чистая еда для детей, то это было бы другое. Нет конкуренции. Ну и от политики тоже многое зависит, — вступает в беседу Олег Березовский.

nauka plus 6

В прошлом году в хозяйстве собрали 300 тонн сырца, это 170 тонн крупы высшего сорта. В этом году в «Науке плюс» выращивают два сорта: уже упомянутый «анаит» и «регул». Урожайность, в среднем, получается несущественно ниже средней традиционной, но Березовские уверяют, что это все равно выгодно – ведь они не тратятся на удобрения и гербициды. Вообще, надо понимать, что рис наряду с соей и кукурузой входит в топ наиболее генетически измененных культур. Также рис является пестицидоемкой культурой, поэтому когда мы едим якобы здоровый обед из риса и куриной грудки или аквакультурного лосося, мы поглащаем серьезное количество ядохимикатов, оставшихся в рисе, а также антибиотики и гормоны, которым пичкают промышленную курицу и лосось. Поэтому безгербицидный, как его называют в хозяйстве, или без пяти минут органический, как назовем его мы, рис российского производства – это огромный, огромный прорыв семьи Светланы и Олега Березовских, которые доказывают всем, что органическое земледелие не только возможно, но и выгодно – для фермеров, их покупателей и для страны в целом.

Светлана: Нам экономически выгодна безгербицидная продукция. Более того, в прошлом году у нас была краевая комиссия – показывали рис. И рядом поле с экологически чистой соей, где рис будет на следующий год. Я говорю, что поеду и покажу то поле. Глава (комиссии – прим. ред.) говорит: «Не надо. Там у тебя сорнячок. Повези на хорошее поле». А я отвечаю: «Нет, буду показывать все, что у меня есть». Экологически чистая соя не очень красивая, потому что там канатник один, здесь — амброзия. Для фотографии это не красиво. Но, понимаете, когда мы химией отрабатываем поле, оно болеет неделю — соя останавливается в росте. Она вся вянет. Потом сорняк погибает, а соя начинает расти. Но за эти десять дней от той сои, которая не обработана химией, она отстает.

экологичная соя

экологичная соя

Так вот, в прошлом году мы все равно показали то экологическое поле, сколько там бобов, и я им сказала, что оно даст урожая больше, чем на остальных полях. Они не поверили, обычная (традиционная) соя — она красивая для фотографии. Но на экологической сое мы получили 36 центнеров, а на обычной – 24 центнера с гектара. Да, прошло время прежде, чем мы этому научились. Может, мы научимся поливать, и урожай будем получать еще больше. Но у нас все равно не готовы соизмерить красоту и … это вот… «Честь и хвала тем, кто получил урожайность пшеницы 75 центнеров с гектара!» А мы 68 получили. Но они три раза ее отработали, удобрений дали большое количество. А если посчитать, что они получили 75, а мы 68, то прибыль у нас больше.

LookBio: Потому что Вы меньше потратили на удобрения и ядохимикаты?

Светлана: Да! Я понимаю, что слава тем, кто получил высокий урожай. Но нам не нужна слава. Мы частная фирма, мы хотим заработать. Заработали и вот – за свои деньги строим завод. Заработали – можем позволить себе посадить растение красивое, научить людей убирать за собой бумажки.

LookBio: А что вам нужно?

Светлана: Нам нужно просто, чтобы у нас была хорошая прибыль. Вот тоже вчера приехали: «Ну, вы хотя бы 70 центнеров покажете?» А как я покажу? Я не знаю, будет ли у меня такой урожай или нет. Но прибыль у меня с моего риса будет больше, чем у вас во всем крае. Потому что это экологичный рис.

Олег: В Европе говорят, что у них есть такой показатель «экономически целесообразный урожай». Они не думают, что было время в Италии, когда они получали 110 центнеров с гектара. Японцы получали риса 140 центнеров с гектара. Но сейчас все поменялось. Итальянцы получают 65 – и это экономически целесообразный урожай. И так во всем мире. Только у нас: «Ура! Вперед!»

Светлана Березовская на поле сои

Светлана Березовская на поле сои

Светлана: Когда есть какие-то комиссии краевые, они все идут к нам. У нас очень тяжелые почвы. Пройдет дождь – не войти. Но мы сделали свои культиваторы — мы это придумали. Мы везем из-за рубежа какие-то интересные технологии. Мы каждый год меняем технологию выращивания. Безболезненно! Если в этом году в августе пройдет дождь, дай Бог, то, конечно, мы получим самый высокий урожай сои в крае. Но если у нас дождя не будет, у нас все равно будет очень хороший урожай. Мы думаем о том, что на следующий год или через год, сможем поливать, как-то воду подавать. Мы об этом думаем все время, тратим какие-то деньги. Вот вчера говорили, что нужно купить новую (особую) косилку, то есть опять дополнительные затраты. Но мы это сделаем, попробуем эту косилку. Нам просто приятно, что наши поля в порядке, и люди получают хорошую зарплату, достойную.

LookBio: Вы верите, что экологически чистый рис может быть прибыльным? Вот приехала к вам от фермера Колтаевского, он начинает сомневаться.

Светлана: Я в это верю. Рис и так прибылен (без органик-сертификата). Он мне 106 процентов прибыли дал. Я верю в то, что его будут покупать. Мне самое главное, чтобы люди его попробовали. Я не кривлю душой. Мы домой обязательно мешок риса берем. Все наши друзья, которые у нас бывают, тоже рис просят. У нас даже была ситуация: у меня сестра в Майкопе, её соседка, зная про нас, попросила риса. А люди бедные, и рис тогда стоил сорок рублей. У неё мальчик, 21 год, он не кушает ничего — такой аллергик. Не поверите — взяли два мешка, как только он попробовал. Она все время звонит, просит «хоть мешочек». Я им уступаю, мне приятно, что больной человек покушал – и у него нет аллергии. А мы говорим, что у нас никто не проверит, можно обмануть. Да нельзя обмануть!

nauka plus 9

Эх… обмануть, конечно, можно – думаю я. Налепил зеленый листочек «эко» — и вперед. И таких продуктов у нас в магазинах чуть ли не половина. Но чистый рис Березовских не такой. Он по-настоящему чистый. И скоро должно появиться этому подтверждение – органический сертификат стандарта ЕС. И мы об этой новости обязательно напишем. Мы же тоже хотим есть чистый рис, и чтобы вы его ели, и дети наши и ваши. Да, он будет дороже. Но вместе с тем и значительно дешевле импортного органического риса. И это называется импортозамещением, И происходит оно не потому что, кто-то очень умный так решил, а потому, что кто-то очень ответственный это взял и сделал.

Оставить комментарий

Нужно авторизоваться

Новости партнеров

  • Ищете идеальные новогодние подарки? Мы их сделали!
    Ищете идеальные новогодние подарки? Мы их сделали!

    Наступил декабрь, и самое время объявить о новогоднем проекте, который мы с BIOMATICA готовили для вас весь последний месяц. Зная, как непросто бывает найти классные новогодние подарки для близких людей, мы такие подарки сделали! Точнее — сразу два подарка, побольше и поменьше, но с одинаково прекрасным содержимым и в красивой новогодней упаковке. Смотрите сами! В подробнее

    подробнее
  • Мед и молоко для хорошего сна
    Мед и молоко для хорошего сна

    Я не знаю, кому как, а мне в городе спится гораздо хуже, чем на Природе. И я постоянно нахожусь в поисках универсального средства для сна. Недавно обнаружила, что умасливание или растирание горячими маслами на ночь глядя — великолепное снотворное средство. Процедура очень здорово расслабляет ум и питает тело. Но каждый день же его не поделаешь:). Считается, подробнее

    подробнее