Меню

Владимир Мацюк: спаситель ёжиков и всех-всех-всех

Наталья Гусева 17 февраля 2015
Наталья Гусева

«Каждая выкинутая батарейка убивает одного ёжика», — цитирует РБК слова главы комитета по ЖКХ и транспорту Дмитрия Разумова. Действительно, для ёжиков и всех остальных граждан с российским паспортом ситуация складывалась опасная, но тут в Челябинске появился спаситель — борец с батарейками и прочим мусором, экономист по диплому, ботаник-химик по призванию и просто хороший человек Владимир Мацюк. LookBio отправился в Челябинск и лично встретился с Мацюком — директором компании «Мегаполисресурс», единственным российским предприятием, перерабатывающим батарейки. Именно туда отправляют собранные у населения батарейки МедиаМаркт, ИКЕА и другие компании.

Matsuk portret 1

Расскажите, почему вы решили заняться переработкой отходов? Как появился «Мегаполисресурс»?

Когда мне задают этот вопрос, я всегда рассказываю одну байку, и чем больше я ее рассказываю, тем более логичной она мне кажется. Я родом из Казахстана, и такие фрукты, как мандарины и апельсины, в нашу семью привозил поезд «Москва-Алма-Ата». Родители – железнодорожники, и из вагона-ресторана можно было иногда притаранить апельсины. Апельсины эти съедались, а из шкурок мама варила цукаты. Вот ты растешь, и тебе начинает казаться естественным, что со всем надо так поступать, привыкаешь, так сказать, к безотходному производству. Облепиху отжали, семечки оставшиеся залили маслом, прокипятили – получили облепиховое масло. Какие-то такие прихваты во всем были – и мне казалось, что это естественный ход вещей.

А еще я очень фантастику любил, читал Азимова, Хайнлайна и сильно фанател по экологии, потому что в литературе был популярен сценарий, что все мы умрем не очень красиво из-за экологической катастрофы – оттуда и интерес. Я в детстве был химик и ботаник во всех смыслах, в голове у меня было сплошное цветоводство.

Владимир держится свободно и уверенно, его рассказ течет, как по маслу — очевидно, это далеко не первое его общение с журналистами. Он много шутит, угощает нас кофе с шоколадными медведями и показывает результаты своих трудов — обложки для папок полностью из вторичного сырья. 

Так если такой интерес к химии и ботанике был, как вы на экономический попали?

В конце школы я сдал олимпиаду по математике, мне дали медаль, и я мог подать документы на любой факультет на бюджет. А куда подавать документы в ’93 году? Конечно, на экономику – там самый большой конкурс. Поучишься, осмотришься, потому можно будет перевестись – спуститься, так сказать, как с горочки. Ну вот отсюда и диплом экономиста красный-прекрасный, только вот в душе я все равно ботаник остался.

А почему поступали в Челябинск?

Почему в Челябинск – длинная история, я ее как-нибудь в другой раз расскажу. Главное, что я после казахских степей, где всю грязь ветром сдувает, приехал в Челябинск, а тут ЧМЗ (Челябинский механический завод – прим. ред.), ЧМК (Челябинский металлургический комбинат – прим. ред.), отвалы… Все вокруг вдохновляет на то, что апокалипсис уже наступил, по крайней мере, в этом месте.

Cheliabinsk general view on CHMZ zavod

Вид на Челябинский механический завод. Фото взято с сайта http://domchel.ru/.

Как вы пришли к проблематике отходов?

Как я уже говорил, у меня с детства маховик образа мыслей был закручен определенным образом. Я когда в школе начал химией интересоваться, мне папа принес трехтомник «Опасные вещества на производстве». Вот у вас свои дети будут, вы им тоже такую принесите, очень полезно. Там прям написано, где какие вещества содержатся, а потом рассказывается про всякие острые и хронические отравления, что происходит с мышками, крысками, зайчиками, людьми, сколько минут или часов они живут, если что-нибудь не то вдохнут… Все с картинками. Очень, знаете ли, настраивает на определенный лад — что бдить надо, проветривать или не дышать вообще. Вон у нас ЧМК распыляет над городом в месяц в виде пыли 19 тонн шестивалентного хрома – классического канцерогена, который используют в исследованиях рака, чтобы у крысок с 75% вероятностью развить онкологию в течение полугода. А мы какого-то Озерска боимся, Снежинска, «ядрёной» бомбы… Да тут одних ферросплавов хватает, чтобы весь город уморить!

В аспирантуре, когда мне надо было решать, про что кандидатскую писать, я решил — про отходы. В самом деле, не писать же про мартеновские доменные шлаки – про них написано больше, чем самих этих шлаков! Тема-то там проработанная, все знают, что делать надо, технологии отработанные, да только вот горы шлаков по-прежнему лежат.

Владимиру не занимать чувства юмора. В какой-то момент он отвлекается на обстоятельный рассказ про технологии переработки разных видов отходов, я его прерываю: «Ой, вы мне это так подробно можете не рассказывать, я и сама этого не понимаю, да и читателям это не будет интересно — в статью не пойдет». «Жаль, — говорит Мацюк, — я хоть и перестал преподавать, но на трибуну или за кафедру меня все равно тянет». Мне тоже жаль — у человека с таким объемом знаний и опыта в разных отраслях есть чему поучиться и мне, и читателям. 

Ваша аспирантура – это какой год был?

Это были примерно 2000-2001 года.

Vladimir Matsuk 1

Т.е. в России на тот момент тема отходов была не отработана?

Да, на тот момент это все было очень прогрессивно. Я изначально считал, что отходов не существует, это ценный ресурс, а мы так относимся к отходам, потому что все зажрались.

Расскажите, как появился «Мегаполисресурс»?

«Мегаполисресурс» как компания возник, когда меня поставили вести летнюю практику году в 2000. Ну я студентам и сказал, что, мол, мне лето загубили — значит, и вы никуда не денетесь. Практика была по теории организации производства, и я решил, что все должно быть по-настоящему: что прошли в институте, то и будем реализовывать – давайте, говорю, с вами смоделируем фирму. «А что, можно?», — студенты спрашивают. «Можно, — говорю, — почему нет».

Владимир, смеясь, пускается в воспоминания и рассказывает, как они со студентами придумывали название компании: «мегаполис», как миллионный город, и его возможности – «ресурсы». Оказывается, деятельность компании началась ни с чего иного, как со сбора и сдачи на переработку университетской макулатуры — курсовых, рефератов, дипломов. Владимир нашел предприятие, которое перерабатывало макулатуру, и, воспользовавшись удостоверением старшего преподавателя, забирал с кафедры накопившуюся макулатуру и сдавал ее на салфетки и туалетную бумагу. Так и появился «Мегаполисресурс». 

 

megapolisresurs logo

Т.е. вы потом просто решили эту компанию не закрывать, а продолжить работать?

Ну да, лето закончилось, аспирантская зарплата не велика, а тут что-то начало получаться, деньги какие-то. Мы с костяком оставшихся студентов в 14 человек узаконили свои отношения в качестве долевиков, проводили даже собрания акционеров – все как учила нас теория организации. Начали вывозить полиэтилен и картон из торговых центров, тогда они все в мусорки выбрасывали, а мы их призывали сортировать.

А как же вы со сбора кафедральной макулатуры дошли до крупного перерабатывающего предприятия?

А мы потом начали заниматься драгметаллами – в частности, извлекали серебро из той химии, с помощью которой проявлялись фотографии. Фотопроцесс невозможен без солей серебра: в «проявочной» жидкости в 1 литре содержится от 1 до 4 г серебра. А ведь это же не просто серебро, это соли тяжелых металлов – в небольших концентрациях получается мягкий антибиотик, а в больших, как там, ядовитая вода. И если это серебро из жидкости извлечь, то она становится гораздо более безопасной. Мы приобрели в Новосибирске специальное оборудование и «поехали по стране»: сначала собирали эту «проявочную» жидкость из Челябинска, потом по Большому Уралу, потом до Кургана, Перми и дальше. К 2008 году мы уже получали до 6 тонн серебра в год, собирали от Калининграда до Иркутска эту воду.

Ростехнадзор стал к нам присматриваться – что за ребята такие, ухватиться не за что. По обороту драгметаллов мы были молодцы, нас контролировал Минфин, Пробирная палата, а по обороту отходов странно как-то: вроде вошли отходы, а вышел только товар и ржавая вода. Потом в какой-то момент стало ясно, что фотопленку вытесняет цифра и что фототема не бесконечна — было решено перейти на электронный лом.

Megapolisresurs photo

А батарейками с чего вдруг вы начали заниматься?

Меня взяли на слабо. Я на какой-то конференции рассказывал про переработку электронного лома, и от общества «Сделаем!» — кажется, это был Закарлюкин (Дмитрий Закарлюкин – координатор движения «Сделаем!» — прим. ред.), — меня спросили, мол, а батарейки вы можете переработать? А батарейки – это даже проще электронного лома, там всего четыре компонента, тем более, мы с ними сталкивались уже. Ну я и сказал, что, мол, конечно, можем, какие проблемы. «А мы насобирали сто килограмм», — говорят мне активисты. Сто килограмм – это, конечно, мало, но в итоге мы договорились, их привезли в лабораторию, мы опробовали технологию, все получилось — и теперь вот перерабатываем.

Почему вы не перерабатываете люминесцентные лампы?

Есть такие виды отходов, за которые с людей надо брать деньги, чтобы переработать то, что они принесли. Там сразу появляется пространство для всяких маневров типа «а давайте с бюджетниками за откатики, ляляля, мы вам три рубля заплатим, и вы нам переработаете» — какая-то возня, я ее не люблю.

А опасными отходами вы занимаетесь?

Исходя из моей установки, опасные отходя – это самые уникальные отходы, потому что в них содержится что-то в такой концентрации, что это становится токсичным, ядовитым и опасным. Чем выше класс опасности отхода, тем с более уникальным явлением мы имеем дело – ведь в природе таких концентраций вещества просто не найти.

Vladimir Matsuk 3

В чем, на ваш взгляд, причина современной мусорной проблемы?

С точки зрения биологии вообще отходов не существует. Вот круговорот воды хотя бы, ну грубо: вода испаряется, потом облака образуются, потом дождь проливается в речки-море-океан, вода снова испаряется – получается цикл. Если из этого цикла что-то убрать, например, не давать воде испаряться, а все остальные ступени оставить, то будет копиться потенциал. В какой-то момент количество перейдет в качество, и вода все равно прольется. Тогда все начнут причитать – ой-ой, какая катастрофа, что же случилось.

Большая часть процессов биосферы вообще замкнута. А мы как вид запускаем определенные механизмы, которые могут эти циклические процессы размыкать. Весь инженерный и коммерческий гений человека направлен на то, чтобы сделать какую-то штуку, а что потом с ней будет, особо никого не волнует. Штука после использования остается предоставленной самой себе, вместе с другими штуками они накапливаются на свалках, а мы потом говорим: ой, у нас экологическая катастрофа. А ничего такого не произошло, все закономерно. Просто чтобы все к такому взгляду привыкли, должно пройти время.

 

1 Комментариев
Оставить комментарий

Нужно авторизоваться

Новая органическая декоративная


  • purobio main
    PuroBio: Мы тебя ждали


    Эта итальянская марка органической декоративной косметики неприлично молода. От роду 3 года, а уже в продаже чуть ли не по всей Европе. Отчего такой стремительный рост, как думаете? Правильно, всё дело в том, что PuroBio захотели и смогли сделать натуральные тон, помаду, карандаши для глаз такими, какими мы хотим их видеть.подробнее

  • purobio pomada
    PuroBio: Для творческих экспериментов


    Стойкая матовая помада? Я о таком уже забыла. Четыре года использования натуральной декоративной косметики не прошли даром – да, я привыкла, что помаду нужно подновлять, минимум, каждые полтора часа. Как же я удивилась, когда не смогла в момент стереть губы, накрашенные PuroBio! Оказывается, натуральная помада может быть стойкой! подробнее

Еженедельная рассылка LookBio

Каждую неделю вы будете получать на почту самое интересное от LookBio

email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Новости партнеров

  • Экоремонт, часть 2: отделочные материалы
    Экоремонт, часть 2: отделочные материалы

    Возмущены, что в составе бытовой химии не расшифровывают консервант? Муахаха! Видимо, вы не читали составы отделочных материалов. Когда мы только-только начали присматриваться к стройматериалам, глаз у меня очень быстро задёргался. Понять по надписям на упаковках, что спрятано внутри пакетов и коробок, было практически невозможно, а поиски в Интернете редко давали нужный результат. Всё же мы подробнее

    подробнее
  • «Наш ответ Чемберлену» или лучший метод борьбы со старением
    «Наш ответ Чемберлену» или лучший метод борьбы со старением

    Вдогонку к восхитительной статье Андрея Макаревича о побочных эффектах почтенного возраста. Надеюсь все уже получили удовольствие от этого проникновенного шедевра о неудобствах старения! 🙂 Так вот. На спор с мэтром я, конечно, не претендую, да и возраст далеко не тот. Но кое-что сказать по теме имею, а заодно желаю ответить на несколько вопросов личного характера:). Что подробнее

    подробнее
Журнал для тех, кто ищет Bio
© LookBio 2013—2016 Любое цитирование материалов возможно только с активной ссылкой на ресурс