Меню

Наталья Бенеславская: «Экологичность – краеугольный камень ИКЕА»

Редактор LookBio Наталья Гусева расспросила руководителя по экологии и социальной ответственности ИКЕА в России о русской и шведской бережливости, разнице между ИКЕА и Greenpeace и востребованности экоспециалистов на российском рынке труда.

В карьере петербурженки Натальи Бенеславской были семь лет привлечения сторонников и координации волонтеров в Greenpeace, экологический консалтинг в московском отделении Ernst&Young и даже год дауншифтинга на Бали. Переехав из северной столицы в Москву, Бенеславская стала координатором по устойчивому развитию дистрибьюторской службы, а в начале этого года была назначена руководителем отдела по экологии и социальной ответственности розничной сети ИКЕА в России.

Именно Наталье ИКЕА обязана снижением количества используемой воды, повышением уровня переработки отходов и использованием их в качестве сырья для производства новых товаров, а также повышением энергоэффективности огромного дистрибьюторского центра в Есипово. LookBio всегда с уважением относился к шведскому мебельному гиганту, и мы были рады возможности составить свой экопортрет человека, который рулит самыми интересными для нас процессами в ИКЕА.

natalia beneslavskaya

 

LookBio: Для вас лично с чего началась эта экологическая история, откуда интерес к теме? Вы ведь экономист по образованию.

Наталья Бенеславская: В институте я связалась с организацией AIESEC, которая занимается развитием лидерского потенциала у молодежи. В их программе можно было выбрать и войти в проект по любой тематике. Меня всегда интересовала благотворительность, так что я выбрала проект по корпоративно-социальной ответственности, а через год создала свой проект по корпоративной рекламе в области усыновления. После такого опыта меня взяли работать в Greenpeace – там мои интересы расширились до экологических вопросов и остаются в этой сфере до сих пор. Сейчас круг моих интересов полностью совпадает с моей работой!

Получается, что фактологической стороне вопроса вас научил Greenpeace, и когда вы пришли работать в ИКЕА, в теме вы уже разбирались?

— Да, я была в курсе основных экопроблем, что и как нужно делать для их решения. Но были и интересные различия. Среднестатистический сторонник Greenpeace – это человек в среднем с двумя высшими образованиями и с доходом выше среднего, который обижается, когда ему рассказываешь механизм глобального изменения климата. Но в России, если это не какая-то специализированная публика, мало рассказывают про экологические сложности, а я работала в дистрибьюторском центре в Есипово, это Солнечногорский район – там многие сотрудники до прихода в ИКЕА в принципе не подозревали, что у природы какие-то проблемы. (Смеется). Им нужно было все рассказывать с самого начала, очень простым языком, и это был интересный опыт.

шведский лес

шведский лес

В России «зеленая» ниша на рынке труда крайне узка, предложений мало. Насколько сложно вам было найти работу в экосекторе после Greenpeace?

— Я нашла работу просто через HeadHunter, это была открытая вакансия — да и сейчас, когда я переходила, ее снова вывесили. В этот раз мы вообще нашли человека через Facebook — все ведь в одной сфере вращаются, у меня большинство друзей в соцсетях так или иначе связаны с экологией. Так что найти работу в экосфере сложно только потому, что сама ниша еще маленькая, а в остальном разницы нет, все возможно.

Можете ли вы сказать, что востребованность специалистов в экологических отраслях на российском рынке труда растет?

— Статистики у меня нет, но по личным наблюдениям – да, растет и спрос на таких специалистов, и предложение им соответствующей работы. Компании все больше задаются вопросом экологической ответственности – для кого-то это PR, кто-то действительно задумывается, как мы будем жить завтра. Многие компании начинают осознавать: чтобы покрыть потребности в реализации корпоративной социальной или экологической политики им нужен отдельный человек с релевантным опытом. Маркетолога, PR-менеджера или какого-то административного сотрудника оказывается уже недостаточно.

А в чем заключаются ваша работа как руководителя по экологии и социальной ответственности?

— У ИКЕА есть стратегия устойчивого развития под названием «Да! – людям и планете». Эта стратегия определяет, что, собственно, мы делаем в этой области. Например, мы хотим давать нашим покупателям возможность жить более экологичной жизнью. Это реализуется с помощью ассортимента: многие товары не только сделаны из натуральных материалов, но и сподвигают быть более экологичным в быту – например, как любимые многими экологистами контейнеры для сортировки отходов Сортера. Они удобные, компактные, красивые и с крышками. И вот таких фокусных направлений в стратегии несколько – ими я и занимаюсь.

СОРТЕРА_контейнеры для сортировки мусора

СОРТЕРА_контейнеры для сортировки мусора

Вы работали в НКО и в консалтинге, а теперь перешли, что называется, на сторону клиента, в компанию. Чем отличаются эти форматы работы?

— По сравнению с НКО процессы работают лучше, эффективность работы людей выше. Но это нормально, потому что в НКО всегда работают очень хорошие люди (смеется), особенно если это какая-то благотворительная организация, работающая с детьми, например. Там есть над чем работать в плане эффективности. А в бизнесе все очень четко, и мне так гораздо комфортнее.

Каково работать в компании после Greenpeace? Все-таки они известны своим недоверием к коммерческому сектору и своими одиозными акциями вроде штурма буровых платформ и приковывания волонтеров к лесопилкам.

— Одиозные акции идут в ход только тогда, когда больше ничто не помогает. Это вершина айсберга и меньше 5% работы организации. Это способ привлечь внимание, и он работает. В ИКЕА в этом нет необходимости. К тому же ИКЕА делает тоже по-своему очень смелые вещи: например, в 2015 году мы полностью перевели весь наш ассортимент отдела Свет на светодиодные лампы, которые значительно дороже обычных ламп накаливания. Руководство тогда не побоялось потерять часть покупателей ради того, чтобы компания осталась верна своим экопринципам. Мне это в ИКЕА очень импонирует.

Не было у вас такого, что приходилось идти в работе на нежелательные компромиссы в плане уровня экологичности процессов или товаров?

— Знаете, в Greenpeace было настороженное отношение к компаниям, потому что практика показывает, что в плане устойчивого развития реальность часто далека от отчетности, гринвошинга в коммерческом секторе очень много. ИКЕА в этом плане меня приятно удивила: когда я только устроилась, я довольно долго работала с ожиданием чего-то, что показало бы мне «темную сторону» компании – мол, ну вот, теперь понятно, как у них все на самом деле устроено, я знала! Но ничего подобного до сих пор не случилось. Все, что происходит в компании в плане экологических проектов и принципов – настоящее. Мне лично это очень важно – не уверена, что я бы смогла и захотела работать в компании «с двойным дном». Я бы точно не смогла работать, например, в нефтянке, даже что-то улучшая. А здесь, в ИКЕА, мы делаем очень много такого, что не обязаны. Экология – в ДНК компании, это ее краеугольный камень, а не вторичная надстройка.

А почему, откуда это вообще пошло? Потому что ИКЕА – шведы, а в Скандинавии все помешаны на природе?

— Ну, не помешаны, а просто в Швеции очень бережливое отношение к природе. Причем есть такая, знаете, русская бережливость – мол, что у тебя денег нет купить новый пакет? У нас этого до сих пор много. А в Швеции бережливость более взвешенная, взрослая, что ли, отношение к природе очень продуманное.

 

Скоро на LookBio: Читайте в следующем интервью с Натальей Бенеславской об использовании переработанного сырья для новых товаров ИКЕА, о добровольном создании охраняемых природных территорий и о том, какие проекты ИКЕА меняют жизнь ее сотрудников.

 

 

Оставить комментарий

Нужно авторизоваться

USDA Organic: косметика, которую можно есть


  • blue beautilfy all
    Blue Beautifly: чудеса в баночках синего стекла


    Значок USDA Organic можно увидеть не только на еде, но и на косметике. К примеру, марка Blue Beautifly – вся такая в синем стекле – тоже сертифицировала несколько продуктов по органическому стандарту, разработанному Минсельхозом США. Почему не все? Потому что стандарт этот очень интересный. По сути, он – пищевой, а как вы понимаете, не всё, что можно положить в натуральную косметику, можно положить в рот. Хотя маленькая семейная компания из Оклэндна (штат Калифорния) это утверждение опровергает. подробнее

  • 100% pure cream
    100% Pure: когда инновации в удовольствие


    Есть просто добротная косметика, есть никакая, но существуют и выдающиеся бренды, инноваторы. 100% Pure принадлежит к последним. Без преувеличений - просто инноватор. Хотя нет, не просто – инноватор в зелёных технологиях, что в десять раз ценнее. Чтобы убедиться, достаточно заглянуть на американский сайт компании в раздел ABOUT или хотя бы разок попробовать их лучшие продукты, допустим, гидрогелевую восстанавливающую маску «Кофе», или патчи под глаза, с которыми мы экспериментировали всей редакцией. подробнее

Еженедельная рассылка LookBio

Каждую неделю вы будете получать на почту самое интересное от LookBio

email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Новости партнеров

  • Почему стандарта COSMOS почти нет на косметике?
    Почему стандарта COSMOS почти нет на косметике?

    Если вы знаете об экомаркировках косметики, то наверняка в курсе, что ещё в 2010 году пять крупнейших систем сертификации BDIH, Cosmebio, ECOCERT, ICEA и Soil Association учредили стандарт COSMOS (Cosmetic Organic Standard) для натуральной и органической косметики. Они договорились, что единого логотипа у стандарта не будет — каждая организация будет использовать свой лого с соответствующей подробнее

    подробнее
Журнал для тех, кто ищет Bio
© LookBio 2013—2016 Любое цитирование материалов возможно только с активной ссылкой на ресурс